Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Грозный, Чечня, 25 лет назад. Ад.

25 лет назад, 11 ноября 1991-го года был убит ректор Чечено-Ингушского Государственного университета Виктор Кан-Калик.
На самом деле – никто не знает, когда.
11 ноября, в половине четвертого дня, вооруженные люди затолкали ректора ЧИГУ Кан-Калика в автомобиль. Так говорит википедия, а я могу добавить, что это было после трех, наверное полчетвертого, потому что там стояли смеющиеся и курящие студиозусы, но никто ничего не понял, да и не успел бы понять, потому что все случилось быстро: Виктор Абрамович беседовал с проректором, может, направлялись в другой корпус, не знаю. И потом вот - это все.
В проректора Бислиева, который пытался помешать им, разрядили автомат: Абудлхамид Махмудович умер сразу. Изуродованное тело Виктора Абрамовича нашли в пригороде Грозного в марте следующего года.
Человека, стоявшего за похищением – так и не нашли.
Но это была точка невозврата для всех. Просто мы тогда еще ничего не поняли
После будет много страшного и невозможного вчера.
Из города как будто выкачали воздух. После августа 91-го у меня почти нет фотографий, снятых на улице. Только домашние снимки, на которых четыре неулыбчивые студентки упорно цепляются за свою учебу. От их прежней солнечной жизни, в которой были поездки, прогулки, кафе-мороженое и бесконечная болтовня «а я ему говорю – а он мне говорит!» не осталось ничего.
В том ноябре мне прислали автореферат из библиотеки якутского университета. Тогда еще работала почта, и можно было выписывать себе книги и пособия «на почитать» из других вузов СССР. Я выписала три работы: Якутск и Рига откликнулись сразу. Киев проблемами хронотопа в романах Андрея Платонова «Ювенильное море» и «Котлован» уже не интересовался. Хронотоп, думаю я сейчас о себе, той. Хронотоп!
Помните, у Фадеева была Валя Борц? Ну, когда пришли в город немцы, она решила, что будет жить своей обычной жизнью. Вымыла голову, постелила плед в саду и читала книгу за забором. Вот мы с вами – точь в точь та Валя. Пытаемся жить обычной жизнью. Но у нее не получилось» - сказала Каринка, заворачиваясь в пальто (городское отопление приказало долго жить в то же время, что и наша родина – СССР). Я делала выписки - уносить автореферат из читалки было запрещено. Я хотела написать хороший диплом, я уже на третьем курсе знала, о чем буду писать: Платонов тогда был совсем еще свежим писателем для нас, его только разрешили.  

Прошло всего четыре месяца после ГКЧП, но новейшая история страны писалась с бешеной скоростью. Помню, как в один вечер по всему немаленькому городу заговорили автоматы.«Склады с оружием грабили, - сообщила флегматично Маремочка на следующее утро. – Наш сосед, дурак, туда поперся на машине. Набрал полные руки калашниковых, загрузил в багажник. А потом побежал за второй порцией. Вернулся – ни машины, ничего. Сидит теперь, пьет от злости и орет на жену». Помню, как перестали вывозить мусор и по нашему чистому и красивому городу забегали крысы.
Помню, что почти сразу после августа 91-го начались длительные отключения воды. Мы набирали техническую воду в подвале и несли ее наверх, в квартиры – лифт стоял глухой и бесполезный, некому было его обслуживать.
Помню, как перестали ходить поезда: махачкалинский состав пустили в обход мятежных земель, и чтобы добраться до своего вагона, надо было сначала доехать из Махачкалы до Кизляра.
Помню, как ЧИАССР перестала таковой быть и превратилась в Чечню – чужую и опасную.
Цивилизация заканчивалась не постепенно. Ее снесло почти сразу. Как и пенсии-зарплаты и ваучеры. Первые не выплачивали, а вторые жителям немирных территорий не предлагали. 19 августа 1991 года – случился путч 27 октября 1991 года Джохар Дудаев стал президентом. 11 ноября 1991 года был похищен и убит Виктор Кан-Калик. 25 лет я помню эту дату. И испуганный голос в телефонной трубке – Лиза всегда узнавала все раньше всех.
Помню, как на следующий день все говорили только об этом и почему-то шепотом. Мы слонялись по университету, в котором автоматически читали какие-то лекции и проверялись какие-то курсовые.
Помню своего враз постаревшего преподавателя Владимира Ильича Хазана – они с Кан-Каликом были друзья и соавторы.
Помню, как в моем кармане поселился газовый баллончик. Их раздобудет Лизка через неделю после похищения ректора. Четыре штуки, наполненные какие-то ирритантом. Мы испробуем их на курице в маремкином доме: бедная наседка, вертевшаяся как одержимая, прости нас, мы не хотели. Просто нам надо было точно знать – стоит ли игра свеч.
Лиза, соседку которой пытались затащить в машину средь бела дня, разработала собственную инструкцию. «Если я пшикну на него – я не должна никуда уходить. Я буду вынуждена его убить, потому что потом он очнется и убьет меня. Или найдет и убьет» - «А если в лифте? Если кто-то вбегает в лифт за тобой?!»
Девушки исчезали.
Русские, чеченки, ингушки. Разные девушки.
Кого-то возвращали спустя недели, и они молчали о том, что случилось. Но чаще всего – исчезали бесследно.
Мы проживем два года с баллончиком в кармане. Это не просто фигура речи. Ходить строго по двое, лучше вчетвером. Первой посадить в автобус ту, что едет в другую сторону. Правую руку на улице из кармана не вынимать. Если машина рядом замедляла ход – указательный палец в кармане ложился на диффузор, а шаг ускорялся до спортивной ходьбы или бега. У Лизы в сумке лежал выкидной нож, мы вожделели такой же, прекрасно понимая, что никогда не сможем пустить его в ход.
После лекций мы учились в читалке, постоянно глядя в окно - из университета надо было выйти до темноты.
Я не очень хочу все это помнить. Но совсем забыть у меня не получилось.
Вчера, копаясь в фотографиях фб- группы, посвященной пионерским лагерям ЧИАССР (в смутной надежде, что найду там себя, прежнюю) – увидела снимок: Виктор Абрамович и студенты.
Я не очень хорошо его знала. Лекции по педагогике он читал четверокурсникам, а в 91-м я училась на третьем. Но помню, меня поразило, как он остановил на лестнице парня с вопросом: «Муслим, как твоя нога, зажила?», и что вообще многих студентов звал по имени. А еще у него была машина. «Чайка» или «Победа»? Не помню, но он давал ее студентам-новобрачным на свадьбу, я видела ее однажды: уродливая кукла в белой фате и много красных шаров.
Когда я пишу о том, что происходило в Грозном четверть века назад, мне тяжело дается каждое слово. Написанное кажется мне лишенным смысла и цены.
Я скажу сейчас о ректоре ЧИГУ Викторе Кан-Калике: «его уважали коллеги и студенты», и это будет штамп и пафос. И при этом – чистая правда. Виктор Абрамович пробыл ректором не очень долго. И кого-то его ректорство сильно раздражало. Однажды ему подбросили деньги в кабинет. Разлили ртуть, от чего у него ухудшилось зрение.
А потом наступило 11 ноября 1991 года.
И это была точка невозврата.
Заира Абдуллаева.

А вот вам ещё про ценности поганой нации.. В части, куда она девает своих детей. Ко Дню Защиты Детей

ЛЕНА КЛИМОВА

ПЕРВОЕ ИЮНЯ

Полгода назад мы начали мониторинг суицидов ЛГБТ-подростков, потому что один человек не верил в «эти самоубийства» и просил доказательств. Несколько дней назад в московском театре «Сатирикон» прошла премьера спектакля «Все оттенки голубого» о 16-летнем мальчике и о его родителях, чья гомофобия стала причиной трагедии.

Сегодня — Всемирный день защиты детей. И мы даем слово свидетелям — тем, кто рассказал о ЛГБТ-подростках и молодых людях, покончивших с собой, для нашего архива. Он пока невелик: всего пара десятков историй и несколько имен. Однако пусть и через много лет, но он обязательно станет открытым. Мы даем высказаться тем, кто захотел это сделать уже сейчас, и вместе с ними сегодня виртуально закладываем мемориальный камень, вокруг которого когда-нибудь возникнет стена Памяти. Сегодня пять наших собеседниц и все пятеро погибших останутся анонимными.

Давайте беречь тех, кто рядом, и помнить и знать о тех, кто ушёл.

Команда проекта «Дети-404»

—————
Свидетельство № 1

Мне очень-очень тяжело, и я хочу этим поделиться.

Я совсем «свежий» учитель, сейчас заканчивается мой первый год. Недавно были похороны моей ученицы. Она была замечательной девушкой, очень умной и перспективной. Она ушла из жизни по собственной воле. На уроке кто-то из ребят сказал, что видел ее на фотке с соцсети, целующейся с девушкой. Она сказала, что это ее девушка. Меня потрясла смелость, с которой она это сказала. Я ее поддержала и прекратила все разговоры на эту тему. Я так хотела сказать ей, что понимаю ее, что она лучше и смелей чем я в миллион раз.

Три года назад, после кучи романов, браков и отношений с мужиками у меня появилась девушка. Меня потрясло то, как естественно это произошло, я никогда не чувствовала себя так... но у меня была серьезная карьера в серьезной отрасли, и я ее бросила. Помню, как сидела в обед в здании, где офис моей конторы, а она все звонила и звонила, а я не брала трубку, и думала, что мне делать и стоит ли это кабинета с видом, денег и положения... И я выбрала карьеру. А потом я перестала чувствовать себя живой, бросила все и решила начать все с начала. Я пошла преподавать, и многое стало по-другому. И еще, хотя я ни с кем не встречаюсь, я по крайней мере не вру.

Я хотела всё это сказать, поддержать ее на пути к себе, но подумала, что может быть это ей не надо, она и так сильная, я бы не смогла так как она никогда в жизни, я решила, что должна держать дистанцию, я же учитель... Но я ошиблась. Ошиблась уже дважды.

Девочка была ученицей первого курса московского колледжа. Руководство пытается сделать вид, что ее никогда не было. Почему-то еще до смерти она пропала из электронного журнала класса, я сообщила об этом руководству, но ничего не поменялось.

Про ее личную жизнь — не сказать, чтобы я знала много подробностей. Насколько вообще можно знать учеников. У меня она училась просто прекрасно, была достаточно амбициозной. С другими учениками отношений у нее не было никаких. На ее смерть ее одногрупники сказали, что «всё к тому шло».

—————
Свидетельство № 2

Мой друг, когда ему только исполнилось 19 лет, повесился на шарфе в общежитии универа. Точно никто не может сказать, из-за чего это произошло, но его, как выяснилось, очень прессовали знакомые-гомофобы и очень хотела вылечить мама, которая, как казалось первое время, смогла принять его «инаковость».

Случилось это два с лишним года назад. Мы с ним из одного города и из одной школы, где, собственно, и познакомились. Он чуточку младше меня, поэтому я уехала в другой город учиться на год раньше, после он поехал в Питер, всегда мечтал об этом. Думал, что там-то его точно ждет свободная жизнь. Поступил в Политех. Учился, тусовался, встречался с мальчиками. Работал в «Малевиче» одно время, хотел пойти на курсы визажистов.

Сделал камин-аут перед мамой — она у него очень строгая, даже сухая женщина, истово православная. Для нее это был, конечно, шок. Обещала увезти его в Архангельск (это наш областной центр, туда всех в больницы везут) «лечиться». От «этой дури», понятное дело. Потом, после объяснительных бесед и совместного просмотра фильма «Молитвы за Бобби», вроде как стало получше. Мама подуспокоилась.

Когда мы виделись последний раз, заметили с подругой не вполне зажившие рубцы на руке — «Я хотел сделать это, но у меня не получилось». Обещал, что больше такое не повторится. А потом у меня в памяти всё идет на перемотке. Его день рождения, я его поздравляю, мы болтаем в скайпе, и он даже улыбается, прошло полмесяца — и его не стало. Он смотрел с другом кино в общежитии, ночью. Сказал, что выйдет на пару минут. И больше не вернулся. Повесился. Он никогда не признавался, что ему больно и плохо. Всегда улыбался.

А потом он лежал на кладбище такой синий-синий, было холодно в декабре. Мать захотела похоронить его в деловом костюме и с каким-то ужасным зачесом, он так почти никогда не одевался и уж точно не зачесывался. И его молодой человек так плакал, когда мы говорили с ним по скайпу! И рассказывал, что у них всё только начиналось. И всё было так хорошо. Но были какие-то стремные знакомые, считавшие, что они вправе совать свой нос в чужие дела и в чужую постель. А он такой был нежный и ранимый и всё воспринимал так близко к сердцу. И мне до сих пор кажется, что всё это случилось вчера или на прошлой неделе.

—————
Свидетельство № 3

Знала девушку-лесбиянку, которая покончила с собой из-за того, что не была принята в семье. Мы общались всего несколько лет, но она была чудесным человеком. На тот момент ей было 16, она хотела поступить в театральный колледж в своем городе. Ее семья была очень верующая, патриархальная. Христиане. Но она сделала свой камин-аут, и с того момента, как бы это ни звучало, ее жизнь превратилась в кошмар. На самом деле она верила, что ее родители примут ее такой, какая она есть, и не побоялась рассказать им о своем мировоззрении. Она рассказала и о том, что ей нравятся девушки, и о том, что она поддерживает идеи феминизма. Ее отец и раньше бил ее за неповиновение, но начал делать это только чаще и сильнее. Ее стали постоянно водить по врачам, водить в церковь. Запретили общаться, отключили Интернет, отобрали телефон. После нескольких месяцев такой жизни она вскрыла себе вены. Откачать не успели. В то самое тяжелое время мы не общались, только потом я узнала от нескольких общих знакомых, которые были близкими друзьями семьи.

—————
Свидетельство № 4

Я жила рядом с двумя школами, и однажды, когда шла домой, зимой, уже темнело, увидела в кустах около одной из школ девушку в изорванной одежде, всю в крови. Привела домой, там она рассказала, что она ученица 11-го класса. У них в гимназии для 10—11-х классов был предмет, что-то вроде «социальной адаптации». Тестовый предмет, введенный для того, чтоб помочь выпускникам жить дальше. По идее, должен был вестись опытным психологом. Не знаю насчет квалификации данного психолога, но на одном из уроков он стал высказывать жуткие гомофобные вещи. Захлебываясь и краснея, призывал убивать, сажать в психушку и прочее. Девушка не выдержала и, разрыдавшись до истерики, вступила в спор и всё рассказала.

На нее полились тонны оскорблений (и это от учителя!). Ей стало плохо от всего этого, и она спряталась в туалете, где пыталась успокоиться. То был последний урок. Там ее и нашли ее одноклассники, где поочередно изнасиловали, сопровождая процесс шутками и уверяя ее, что после этого она «вылечится». А перед тем как уйти, показали ей ее верхнюю одежду, которую они забрали.

Когда она пришла в себя, она испугалась и выбежала из школы, охранника на посту не было, так что ее не заметили. Там ее нашла я. Она всё плакала и говорила, что не может идти домой, потому что ее отец и мать не просто не примут, отец изобьет до полусмерти, он это делал и за меньшее.

Мы с любимым твердо взялись ей помочь. Уложив ее спать, стали думать, что делать, ведь домой ее отпускать было нельзя. Думали обращаться в ЛГБТ-сообщества за помощью. Разумеется, нужно было идти в милицию, снять побои и прочее. К утру мы уснули, а когда проснулись, нашли записку с требованием никому ни о чем не рассказывать, она расписала целый листок мольбами и призывами к молчанию. Куда она ушла, мы не знали, слышали только позже о самоубийстве какой-то молодой девушки неподалеку от дома, но больше разузнать так и не смогли. Надо было хотя бы додуматься, что ей придет такое в голову, и не ложиться спать. Но я совсем неопытная была в жизни, мне только 18 было, любимому 19.

Когда мы увидели в районной газете, что неподалеку от нашего дома с моста сбросилась девушка, мы пошли в районный участок, пытались расспросить побольше о том, кто это был, сказали, что можем рассказать некоторые факты. Нам ничего не рассказали, просто попросили оставить телефоны, сказали, что свяжутся.

После этого мы пошли в школу, где она училась, отловили девушку из ее класса. Мы даже имени потерпевшей толком не узнали, знали только школу и то, что она из 11 класса. Одноклассница девушки сообщила, что об изнасиловании знает вся школа, что родители потерпевшей просто пришли в школу, переговорили с директором и несколькими насильниками и ушли. На следующий день после этого всем классам с 1-го по 11-й прочитали лекции, в которых рассказывали об отклонениях, о том, что жертвы насилий виноваты сами. Напоследок добавили, что девчонка распустила слухи об изнасиловании сама, потому что она больная, но с ней всё в порядке, а родители решили определить ее в монастырь.

Я была просто в бешенстве, вломилась в школу, отыскала директора, набросилась на него (без кулаков), но меня вывел охранник, а директор сказал что-то вроде «мы самая престижная в городе школа, я не позволю испортить ее репутацию, будешь раздувать скандал — тебе же хуже». К слову сказать, мы тогда жили в маленьком областном городке, в Москву перебрались после этого случая. Одноклассница девушки сказала, что понимает наше возмущение, но что-то предпринимать бесполезно, потому что родитель одного из насильников — важная шишка, то ли в горуправлении, то ли еще где, что парень наркоман, но его всегда отмазывали.

Мы были в полном ужасе. В больший ужас приводили действия родителей изнасилованной. Мне было плохо, и я в первый и последний раз тогда сильно начала пить. Парень не стал ничего предпринимать, так как испугался за меня. Но у той одноклассницы, что нам помогла, он узнал адреса всех насильников, и с друзьями выследил и избил каждого. Глупый, конечно, поступок, но все были на эмоциях, да и непривычно и страшно было жить от таких ужасов под боком. Когда я вышла из недельного запоя и узнала об этом, была в ярости. Мы с парнем сильно поругались, он настаивал на том, чтоб не обращаться никуда, потому что так просила потерпевшая, а я ругала его за такой поступок и говорила, что было лучше обращаться в СМИ. На нас рано обрушилась полная самостоятельность, и мы справлялись с ней более-менее, но к такому были не готовы.

Я выбежала из дома, идти мне, в общем-то, было некуда, но я была на эмоциях. Парень побежал за мной, мы пошатались по городу, зашли в бар выпить. Когда вернулись домой, оказалось, что нашу квартирку разнесли в щепки. Соседи вызвали милицию, как только услышали, милиция приехала еще до того, как грабители ушли, но никого не повязала и, переговорив, просто уехала. В квартире всё было перевернуло, везде были написаны угрозы. Мы просто дико испугались, собрав все вещи и деньги, кинулись на вокзал и первым поездом уехали к родственникам в Москву.

Никому до вас не рассказывала всё это, ибо мало похоже на правду и просто элементарно стыдно было за мое бессилие.

—————
Свидетельство № 5

Мне было около шести-семи лет тогда. И каждое лето я отдыхала у бабушки в Беларуси. Там я часто гуляла в уютном скверике вместе с компанией мальчишек лет 10—14. Изредка к нашей компании присоединялись несколько девушек, среди которых была Она. Она была очень симпатичной и смешливой, любила возиться с младшими (ей было 15 лет, среди нас самая старшая). Общаться с ней было всегда весело, она выносила журналы, карандаши, фломастеры, ножницы и клей, и мы делали маленькие коллажи на листках бумаги, она часто болтала с нами о школе, рассказывала анекдоты... Она была самым настоящим солнечным лучиком.

Но однажды, когда мы гуляли в очередной раз всей компанией, один из мальчиков вдруг задал ей вопрос: «У тебя есть парень?» На что получил ответ: «Нет, но есть кое-кто другой» и загадочную улыбку. После этого мы гуляли, играли в песочнице, лазили по яблоням и забыли о её ответе. На следующий день гулять она не вышла. Несколько раз я и моя соседка звонили ей в домофон, но она упорно отказывалась гулять с нами. Мы не понимали, в чём дело, пытались выманить её, но безрезультатно. Потом к нам подбежали мальчишки и сказали что-то вроде «Вы чего, с этой лесбиянкой общаетесь? А если она вас домой затащит и изнасилует?» Далее смех. Мы с соседкой, признаться честно, струхнули, но всё же спросили у мальчиков, откуда у них такая информация. Они ответили, что вчера вечером, когда мы ушли ужинать, они ещё продолжали гулять с Ней. После некоторых сомнений она призналась, что она лесбиянка. После этого мальчики очень сильно оскорбили её (по их рассказу, они сказали, чтобы она никогда тут не появлялась и вообще сдохла). Мы с соседкой были подавлены, с подобным мы сталкивались впервые, на душе остался осадок, но мы решили забыть. Глупое решение...

Спустя пару дней Она вышла к нам, сообщив, что больше не обижается, такая же весёлая, с леденцами в кармане и распущенными русыми волосами — такая, какой была всегда. Но не успела она открыть дверь подъезда, как наши мальчики кинулись на неё, вытащили за руки на крыльцо и стали кричать на всю улицу, что она лесбиянка и хочет, извините, трахнуть всех девушек. Я тогда из девочек была одна, я стояла и просто молча смотрела на неё, как она медленно опустилась на скамейку и заплакала. Мальчики начали оскорблять её фразами типа «Хочешь во-о-он той девушке сделать куни? Мы же видим, что хочешь! Розовая!» и т. п. Я стояла рядом и... ничего не делала, даже не подошла, чтобы обнять Её. Спустя минуту она сорвалась с места и побежала к подъезду, мальчики дёрнули её за волосы, она вскрикнула и заплакала сильнее, оскорбления между тем не прекращались. Она заскочила в подъезд — и всё. Больше мы её не видели.

А потом я уехала обратно в Москву. Несколько раз я вспоминала об этом, но детский мозг отказывался воспринимать это.

А теперь, спустя семь лет, мне написали о её самоубийстве. И теперь мне действительно стало больно. Что если бы я подошла тогда к ней и обняла? Что если бы поддержала? Может этого бы не произошло?! Теперь я понимаю, как ей тогда не хватало тепла и понимания. И хоть прошло столько лет, и причина её смерти была, возможно, в другом, я всё равно виню себя. Вам спасибо. Я наконец выговорилась и рассказала об этом.
________________

P. S. Если вам известны подобные истории, если и вы — свидетель и хотите рассказать их для стены Памяти, которая — мы верим — когда-нибудь будет построена в нашей стране, обращайтесь к Хане Кочетковой (vk.com/most_ashvinov)

Какие жалкие 7/5.5 лет?! Им орден надо! Имени Гитлера, За вклад в российское репродуктивное здоровье

Липецких полицейских осудили за изнасилование школьницы, обратившейся к ним за помощью




Задонский районный суд Липецкой области признал виновными двоих бывших сотрудников районного отделения полиции, обвиняемых в совершении должностного преступления и изнасилования школьницы. Об этом сообщает местное издание GazetaMG.ru.

Об изнасиловании несовершеннолетней девочки в селе Новое Дубовое стало известно 21 января. По данным следствия, встретившись в селе со своим молодым человеком, 15-летняя девушка пошла на остановку, чтобы уехать в Липецк, но опоздала на автобус. Мобильный телефон школьницы разрядился и она обратилась к стоящим на остановке мужчинам с просьбой позвонить. Один из мужчин был одет в полицейскую форму. Он и предложил подвезти девушку, но та отказалась.

Через некоторое время полицейский вернулся к остановке со своим сослуживцем. Сотрудники МВД отвезли подростка в отделение полиции для установления личности, где пригрозили школьнице штрафом до 6 тысяч рублей за отсутствие документов. Освободить девочку полицейские согласились лишь в обмен на интимную близость.

Изнасилованная школьница рассказала обо всем родителям, которые подали заявление на полицейских. Потерпевшая опознала насильников, ими оказались 41-летний капитан полиции Александр Ковыршин и 45-летний прапорщик Сергей Полосин.

Полицейским было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 285 (использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы), ч. 1 ст. 131 (изнасилование), п. «а» ч. 2 ст.132 УК РФ (иные действия сексуального характера с применением насилия к потерпевшей, совершенные группой лиц по предварительному сговору) УК РФ. Сотрудники правоохранительных органов свою вину отрицали, однако позже сознались в изнасиловании.

Суд приговорил Сергея Полосина к 7 годам лишения свободы, Александр Ковыршин получил 5,5 лет колонии. Кроме того, обоим предстоит выплатить по 300 000 рублей в пользу пострадавший.



Это же вам не "экстремизм" какой с подрывом основ российской клептократии!



А вот еще адвокат Мари Давтян рассказывает: У нас один раз вообще жуткий случай был. Девушка была изнасилована какими-то отморзками, когда пришла в себя в шоке побрел в сторону дома, там встретила патруль, и все им рассказала, они посадили ее в машину и изнасиловали. Она обращаться в полицию больше не захотела. и об изнасиловании ни о первом ни о втором не заявила. Слишком сильно была травмирована морально.

Сегодня ночью мне приснилась Степанна

...Политковская. Как она описывала искалеченные человеческие судьбы на войне, так как это не мог бы описать ни один мастер художественного повествования. Раздирая душу и сознание, потому что в мире, где ТАК, жить просто было нельзя. Хотелось биться головой об стену.
А когда её героев и им подобных встречали и слушали в реале, как-то не так хотелось. Включались защитные механизмы в психике, жесткие.
Говорили, что надо поплакать и станет легче. Плакать не получалось. Вообще. Всё застревало где-то внутри. Всё всегда было в сухую и создавало репутацию неуязвимого геройства. А потом, потом возвращаешься, читаешь Аннины колонки про то самое, что только что видел сам, рыдаешь навзрыд, как будто это самый дикий, страшный, неизведанный шок для тебя, а ты будто обитатель мирной стороны зеркала, а не провела среди войн и гуманитарных катастроф чуть больше половины жизни.


А потом всё это ушло. Вместе с Степанной. В прошлое. Как замурованный клад, о котором помнишь, но его как-бы и нет.

А сегодня открываюCollapse )
и сразу так мощно отбрасывает назад. Как будто и не было всех этих лет, и мы всё еще с Степанной выясняем, кого можно и нужно вытащить в первую очередь, и "приписываем" себе оставленных "родственников" в Грозном, чтобы вывести их из зоны ада. Это наша нормальная жизнь, наша среда, она никуда не уходила, никогда не кончалась, мы просто отвлеклись. И Степанна никуда не ушла, она все так же рядом, работа продолжается. Война - это как знакомый с детства запах, который въелся в нос и постоянно с тобой. Её можно люто ненавидеть, но её нельзя из себя выковырять, если она уже в тебе.

Про падаль с растопыренными пальчиками шпаны

Извините меня, деточка. Я все-таки человек 70 лет, автор 50 книг, известный интеллектуал, на минуточку, а не какая-то приблудная какая-то девочка в грязных колготках. Простите. Как так? Как вам не стыдно. Как вам не стыдно говорить такие вещи! Вы меня сравниваете с какими-то этими, ссыкушками, извините.

Эдуард Лимонов, писатель и политик

"Девочка, девочка, молодая красивая девочка! Перекричать меня не трудно. Вопрос в том, что вместо революции молодая красивая девочка ходила бы на занятия по date analysis, и вам бы объяснили, как работать с данными."

Михаил Арсенин (в девичестве Блин-кин) пейсатель, конкретный африканский пацан из гетто, директор Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики, профессор, член Градостроительного совета Фонда «Сколково» - в адрес Карин Клеман.

После этого Франция прекратила научно-образовательные обмены с Россией и рекомендовала своим гражданам не работать в РФ по контракту или обмену и не принимать участие в дебатах с россиянами. (Это правильно: зачем переться в холодную Россию за тем, что можно найти у первого же гопника вчера-из-морокко под боком, в Clichy-sous-Bois).

Университеты ЮК и скандинавских стран также издали внутренние рекоммендации воздерживаться от приглашения россиян к участию в дискуссиях, семинарах, дебатах и конференциях, ввиду того, что гопо-макаки "особенностей менталитета и культурных обычаев".

Фонд Сколково распиливает вбухивает гигантские средства на привлечение мировых экспертов и академических аспирантов для создания глобально конкурентоспособного центра инноваций, развития и науки в центральноафриканском оазисе России. Безуспешно. Ни один иностранный сотрудник не согласился работать с ними более 3 недель. Выражения, которыми о них отзывались ушедшие экспаты, представляют собой редко ценные с лингвистической точки зрения перлы американской неформальной речи.

Средства ушли в загадочное для следственных органов место.


Еще отличный пример здесь.
И снова: дрессированная обезьяна остается обезьяной, в какую одежду её не одень, сколько не дрессируй и какой паспорт не выдай.

Обвиняемый в педофилии музыкант Рябов угрожает расправой пострадавшим девочкам и свидетелям.

Originally posted by agatacrysty at Обвиняемый в педофилии музыкант Рябов угрожает расправой пострадавшим девочкам и свидетелям.
Скажите, если вы где-то прочитаете, что депутат оказался педофилом, вы сразу в это поверите? Я думаю, что да. И разбираться никто не будет. Это же депутат! А у нас принято не любить власть. Будь наша воля, мы бы всех депутатов посадили. А если вдруг выясняется, что педофилом оказался известный музыкант, уважаемый человек? Сразу тысячи людей встают на его защиту, кричат на всех углах, что он не мог, он не такой, это все происки врагов, завистников, конкурентов! Так же было с Плетневым? Вспомните, как его защищали. Вспомнили? Ну да бог с ним, с Плетневым. Скажите, если вы вдруг узнаете что педофилом, не дай бог, оказался человек, которого вы знаете лично, вы будете его защищать? Скорее всего, да. И я могу это понять на том уровне, что в такое правда сложно сразу поверить. Это в голове не укладывается. Ведь все эти страшные преступления всегда происходят где-то в параллельной реальности, в другом мире, в телевизоре, да где угодно только не рядом с нами. Мы привыкли к мысли, что в мире все плохо, огородились от него непробиваемой стенкой, закопались в своей песочнице и слышать ничего не хотим. А педофил в нашем сознании, прочно сформированном репортажами СМИ- это такой злобный маргинальный недочеловек с искивленным ужасом после проведенной ночи в камере или встречи с операми лицом... Ну таким... что сразу понятно- урод, сжечь его. И никому в голову не приходит после таких картинок думать, что большинство сексуальных преступлений против детей совершают вполне уважаемые, успешные и вполне себе интеллегентные люди. У многих есть семьи, любящие жены, хорошая работа, друзья, собачка... Просто эти попадают в руки правосудия гораздо реже, потому что ведут себя очень осторожно, и к детям подход находят, и все правила безопасности соблюдают. Либо запугивают ребенка до полусмерти- так, что ему и в голову не придет рассказать родителям или кому-то еще о том кошмаре, который с ним происходит, либо пудрят мозги. Маргиналы же в основном совершают очевидные преступления, которые и раскрываются то по щелчку пальцами в воздухе, за день. И бросают их сразу в сизо, и гниют они там, ну все как надо. А вот интеллигентые педофилы- это уж извините, их не трогать. И вот, что в таких случаях происходит.
                                      25 июля 2011 года ко мне обратился Якупов Александр Николаевич, исполняющий обязанности ректора государственного специализированного института искусств. Но это я узнала потом. Сначала я услышала в телефонной трубке испуганный и исполненный отчаяния голос довольно пожилого человека, которому очень страшно. Страшно за себя, за свою семью.  Он просил о помощи, сказал, что мой телефон ему дали на ВГТРК, куда он звонил в отчаянии, в надежде, что может быть хотя бы журналисты смогут остановить этот ад. Он начал сбивчиво рассказывать мне, что в Январе этого года  в детской музыкальной школе, где он работал директором до недавнего времени, был задержан по подозрению в насильственных действиях сексуального характера преподаватель этой музыкальной школы, Рябов Анатолий Яковлевич. До момента обращения родителей пострадавших детей в правоохранительные органы Якупову неоднократно поступали жалобы на этого преподавателя. Всвязи с этим, когда Якупова после задержания Рябова вызвали на допрос, он дал против него свидетельские показания. То есть рассказал все что знал- про жалобы и письма родителей, про попытку увольнения преподавателя. Рябова продержали под арестом совсем недолго. 17 января его арестовали, а  уже 26го отпустили под подписку о невыезде, не снимая с него обвинений под залог в полтора миллиона рублей.  И тут началось. Рябов начал угрожать Якупову, звонить его жене среди ночи, требовать отказаться от показаний. Якупов этого не сделал. Тогда Рябов и его адвокаты запустили в интернете настоящую травлю Якупова. Так же начали поступать угрозы в адрес пострадавших девочек и их родителей. Угрозы были на столько серьезные и реальные, что к девочкам наши правоохранительные органы приставили охрану. По словам Якупова они до сих пор не выходят из дома без сопровождения ОМОНа. Все это время Рябов находится на свободе, потому что не может же известный уважаемый музыкант просиживать штаны в СИЗО, он же не представляет никакой опасности для общества. Ну, кроме того что является педофилом и угрожает расправой всем свидетелям своих преступлений, ну и так еще по мелочи чинит препятствия следствию. Это же никого не смущает, потому что у Рябова есть полтора миллиона, а у девочек и свидетелей их нет. Пусть скажут спасибо, что хоть охрану предоставили. А то ишь губу раскатали. Защиты они хотят. Ага. Когда это у нас в стране кто думал о свидетелях и потерпевших? Все это время фамилии девочек поласкаются во всех СМИ, чем создается еще более серьезное моральное давление на пострадавших. В настоящий момент ученики и поклонники Рябова сделали из него чуть ли не святого, обвиняя следствие в предвзятости, в коррупции и всех смертных грехах. Когда я спрашиваю у защитников Рябова, располагают ли они какими либо фактами, подтверждающими невиновность музыканта и клевету, они все отвечают одинаково- он замечательный человек, он не мог! При этом большинство этих людей были его учениками при царе горохе и видели последний раз лет десять назад, а поклонники вообще с ним лично не знакомы. Все же я решила поинтересоваться у официальных источников, что происходит. Я позвонила следователю, который сейчас ведет дело Рябова, Любову Константину Сергеевичу из второго отдела по расследованию особо важных дел Следственного комитета города Москвы. Любов сообщил мне, что расследование дела находится на завершающем этапе, вину Рябова он считает полностью доказаной, при этом доказано несколько эпизодов в отношении нескольких девочек. Любов- уже четвертый следователь, которому передают это дело, в надежде, что хоть кто-то сможет его развалить. Не получается. Хотя, по словам Любова усилия адвокаты Рябова и он сам прилагают огромные. Он подтвердил, что девочки не отказывались от своих показаний, им действительно угрожают. Про то, что угрозы поступают и в адрес семьи Якупова, и он из за этого потерял работу, Любов слышал, но ничего сделать не может. Якупов был вынужден уехать из Москвы в другой город, банально опасаясь за свою жизнь. Поледний раз он мне звонил уже оттуда, и дал разрешение на публикацию своего письма, которое он мне написал 29 июля этого года. Это письмо мы передали в Аппарат Уполномоченного по Правам ребенка Павла Астахова и сейчас стараемся оказать помощь. Письмо выложу под катом. А на последок хочется задать всем вам вопрос, до каких пор в нашей стране будет считаться нормальной ситуация, когда педофил, находясь под уголовным преследованием, гуляет на свободе, в то время как под арест по факту посадили пострадавших детей? Ведь это Рябов должен ходить под конвоем, а не маленькие ни в чем не повинные дети? Или я чего то не понимаю? 



                                   
Письмо Якупова. (Фамилии пострадавших детей изменены)
Collapse )
Дорогие друзья, подумайте над этим. И очень прошу максимально распространить этот пост. Очень нужна поддержка. Жмите "Перепост", "рекомендовать запись", все что угодно. Нельзя допускать, чтобы из педофилов делали героев-мучеников. Проходили уже с Плетневым. Хватит. Найти меня в твиттере- @agatacrysty почта: runetmonitoring@yandex.ru



Я плакаль или очередной ппц от Программы развития дошкольного образования в г. Москве на 2008-2017гг


Программа развития дошкольного образования в городе Москве на 10 лет (2008-2017) :

В последние годы участились случаи обращения родителей и педагогов к специалистам по поводу необычного поведения детей, трудностей и проблемных ситуаций, связанных с их воспитанием и обучением. Например, они не терпят насилия, не слышат и не желают выполнять указания взрослых, гиперактивны и настойчивы, у них повышенная потребность к восприятию информации и повышенная агрессия. Они требуют иного отношения к себе. Для решения этих проблем в дошкольных образовательных учреждениях начато исследование особенностей развития современных детей. 


 Бедные странные дети!! Они совершенно распустились, забыли домострой, почитай родителей своих, подставляй *** и вообще... Они, необычно так, не терпят теперь насилия!! и имеют потребность к восприятию информации!!
 Ну неужели добрые дяди и тети не сумеют до 2017 года выполнить программу по общей лоботомиии против этого занесенного "разложившимся Западом" (и т.д.) недуга?!!