Category: лытдыбр

Почему много жертв изнасилования не сопротивляются и не кричат? (и что делать со страхом)

{В рамках ежегодных 16 Дней Против Насилия}

Почему жертвы изнасилования редко сопротивляются (по согласованным с проф. Виноградовым нашим подсчетам - по которым мы пришли к консенсусу - сопротивление оказывают около 10% подвергающихся угрозе насилия).
Почему много жертв изнасилования не сопротивляются и не кричат?
James W. Hopper - независимый консультант и инструктор психологии в Департаменте Психиатрии Медицинской школы в Гарварде. Он провел исследование нейробилогических основ травмы и тренирует дознателей, обвинителей и судей. В этой статье он предлагает объяснение, почему люди не всегда реагируют на нападение так, как могут от них ожидать.

В ситуации нападения мозгом жертвы управляет страх. Префронтальная кора головного мозга может выйти из строя, и все, что может остаться – это рефлексы и привычки.
Применение знаний о нейропсихологии травмы к делам тех, кто подвергся сексуальному насилию, может сыграть важную роль в поддержании лечения и восстановления после нападения и в поддержании справедливости правосудия.

Например, застывание на месте - это базовая реакция мозга на обнаруженную опасность, особенно в случае нападения хищника. Подумайте об олене в свете фар.
Как сказала одна жертва нападения: «Я не сказала «нет», но на самом деле я вообще не знала, что мне делать. Я просто как будто застыла».
Застывание происходит, когда миндалина – ключевая структура в работе мозга в состоянии страха - обнаруживает атаку и сигнализирует мозгу замедлить все движения. Это происходит в одно мгновение, автоматически и без сознательного контроля.
Это ответ мозга, который быстро переводит тело в состояние бдительности для отслеживания атак и анализа возможностей побега. Зрачки расширяются. Слух становится более острым. Тело нацелено на борьбу или бегство. Но, как мы увидим, совершенно не обязательно чтобы последовало одно из этих действий.
Одновременно с реакцией застывания, страх запускает волну химических веществ, вырабатывающихся во время стресса, которая поступает в префронтальную кору головного мозга, ту область мозга, которая позволяет нам мыслить рационально – на-пример, вспомнить открыта ли дверь спальни, или, что люди находятся в комнате по соседству, и использовать эту информацию. Но всплеск химических веществ быстро ухудшает работу префронтальной коры головного мозга. Это потому, что, несмотря на нашу доминирующей роль на планете в настоящее время, мы эволюционировали как добыча, и когда лев или тигр преследуют нас, любая пауза для размышлений может оказаться фатальной.
В самом деле, никто не понимает лучше, чем военные, что страх ухудшает работу нашей префронтальной коры и способность к здравому размышлению.

Когда летят пули и течет кровь, вам лучше иметь несколько действительно эффективных привычек, на которые вы научились полностью полагаться. Вот почему боевая подготовка является строгой и повторяющейся.

Но что если вы стали жертвой нападения на сексуальной почве и у вас нет эффективной привычки, которую вы выучили?
Что делать, если вы женщина, и у вас есть только те приемы, на которые вы привыкли полагаться, чтобы предотвратить нежелательные сексуальные авансы - как на-пример, фраза "я должна идти домой" или "ваша подруга узнает"? Эти фразы, и пассивное поведение, которое как правило следует им, могут быть вашей единственной реакцией до тех пор, пока не станет слишком поздно.

Бессчётное количество жертв сексуального насилия описывали свои подобные ответы. И слишком часто полицейские, официальные представители и даже друзья думают либо даже громко говорят вслух – «Почему Ты не убежала из комнаты?», «Почему ты не кричала?».

Когда страх поглощает тебя и работа префронтальной коры нарушена, привычки и рефлексы могут быть единственным, что у нас остается.

И если мозг воспринимает побег, как невозможное и сопротивление как бесполезное, тогда не «дерись или беги», но крайние рефлексы выживания (которые ученые называют "защитные реакции животных») возобладают. Они могут автоматически активироваться, когда тело находится в тисках хищника - и когда, как половина жертв изнасилования позже рассказывают, мы боимся смерти или серьезной травмы.

Один из таких рефлексов неподвижность. В замораживании, мозг и тело нацелены на действие. Но при неподвижности, тело буквально парализовано страхом – вы не в состоянии двигаться, говорить или кричать. Тело становится жестким. Руки могут неметь.
Некоторые люди описывают это состояние как состояние «тряпичной куклы», когда нападающий может делать все, что он хочет. А из-за быстрого падения сердечного ритма и кровяного давления некоторые люди могут чувствовать слабость или даже падать в обморок. Многие описывали свое состояние в это время как «сонное».

Слишком часто, начиная с местных отделений полиции и заканчивая залами суда, везде жертвы встречают недоверие: «как вас могли изнасиловать, если вы были сонными»?
Другой, более частый ответ организма – диссоциация: чувство нереальности происходящего, отключение от ужасных эмоций и ощущений от такого нарушения личных границ.
Только если жертва не находится в состоянии наркотического или алкогольного опьянения до бессознательного состояния, в конце концов мозг обнаружит атаку.

Большинство жертв застынет на месте. Некоторые будут эффективно сопротивляться. Некоторые будут сопротивляться привычными, пассивными способами. Некоторые внезапно уступят и расплачутся. Другие окажутся парализованными, отрешенными или упадут в обморок.

Очень немногие, кто испытывал подобное, осознали, что это была реакция мозга на атаку и угрозу. Большинство винит себя за то, что «не смогли» сопротивляться. Они испытывают стыд (особенно мужчины, которые могут чувствовать себя трусами и «ненастоящими мужчинами»). Они могут ничего никому не сказать, даже во время расследования. К сожалению, многие из дознавателей до сих пор не знают о большинстве этих возможных реакций мозга.
Ни одна из этих реакций – не важно, у мужчины или женщины – не влечет за собой согласие или трусость.
Это реакции, ожидаемые от мозга в состоянии страха (такие же ожидаемые, как и неполные воспоминания).

Возможно, когда-то наступит день, когда все, кто знает кого-то, кто подвергся сексуальному насилию будут понимать эти базовые способы реакции мозга на подобные атаки и будут использовать эти знания, чтобы способствовать справедливости.